— А не кажется вам странным, что первая вспышка напасти, которой нас всех запугали, случилась в 1976 году в США, на военной базе Форт-Нокс?

— Случайное сочетание событий. Там было подсобное хозяйство, свиньи, масса народа в казармах.

— Н-да... Не такого ответа я ждал от бывшего полковника Российской армии.

— Биологическое оружие ликвидировано в соответствии с «Конвенцией о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении», подписанной США в 1972 году. Не там копаете, товарищ журналист!

— Зато ваши коллеги, военные вирусологи США, хорошо знали, где копать. В вечной мерзлоте откопали тела жертв ужасной «испанки» и реанимировали смертоносный вирус. Отрицать не будете, товарищ полковник?

— Да, специалисты Института патологии армии США «откопали» на Аляске генетическую информацию вируса, вызвавшего пандемию «испанки». В 1918 году смертность от гриппа в эскимосском посёлке Бривиг-Миши была 85% (показатель чуть ниже смертности от лёгочной чумы!), вот поэтому они там и занялись поисками этого вируса. Согласен и с тем, что они искали нечто такое, что можно изучать в военных целях.

— И использовать на войне?

— Не только! Эти исследования расширяют представления о причинах смертоносных пандемий. Военные надеялись найти супервирус, гены которого можно использовать для конструирования других опасных вирусов. Они восстановили геном вируса «испанки» по тем фрагментам его РНК, что нашли в телах погибших. Это блестящая и дерзкая научная работа! Но результаты обескуражили их самих. Оказалось, что вирус «испанки» менее опасен, чем циркулирующие ныне, на бытовом сленге называемые вирусами «сезонного гриппа»!

— Когда они обнаружили, что вирус не так страшен, как его малюют?

— В 1996 году!

— Почему в 1998 году число жертв «испанки» повысили с 20 миллионов до 40-60? А ныне говорят о 100 миллионах!!!

— Уже готовились к мировым информационным войнам ХХI века. Информационная война — массированный вброс безграмотной лжи в общественное сознание. Кого сегодня удивят 20 миллионов? 100 миллионов жертв — совсем другое дело. А завтра назовут 200. И потребуют денег на вакцину, на миллиард доз. «Испанка» погубила максимум 20 миллионов. И это не так много, если учесть, что тогда переболели гриппом 550 млн. — почти треть населения планеты.

— Может, подсчёты в ту пору были необъективными?

— Это сегодня цифры берут с потолка. Труды учёных, подсчитавших потери в начале 20-х годов, очень обстоятельны, основаны на большой и разнообразной статистике. Всего один пример. 1921 год. Гражданская война, холера, тиф, «испанка»... Ростовский эвакопункт: сотни вагонов и бараков для больных, которых снимают с поездов, вывозят с фронта, лечат, проводят профилактические, противоэпидемические мероприятия. Врачи издают «Эпидемический сборник. Работы научной комиссии по изучению инфекционных болезней при Ростовском эвакопункте» с подробным описанием эпидемий по разным категориям населения. Уникальный документ врачей-подвижников той эпохи. Не для количества «научных работ» он был сделан, а для нас, потомков. Чтобы мы знали статистику, клинику, патанатомию, психиатрию свирепствовавших тогда болезней, успехи и неудачи врачей в борьбе с эпидемиями. Кстати, клиника и патанатомия «испанки» в ростовском сборнике хорошо описана. Где мы видим подобные труды сейчас? Сегодня статью на 8 страниц с двумя табличками по 30 человек подписывают, а у каждого титулов и званий на страницу! В начале ХХ столетия такое бы и в кошмарном сне никому не приснилось, так как показалось бы неприличным.

— Но ведь в пересмотре числа жертв «испанки» участвовала ВОЗ!

— Когда-то это действительно был авторитетный врачебный орган. Но в последние годы ВОЗ всё больше вызывает у меня ассоциацию с какой-то сетевой структурой.

 — Главный санитарный врач РФ Геннадий Онищенко и вовсе назвал ВОЗ маркетинговым отделом известной фармацевтической фирмы.

— Если бы она только рекламировала дорогое лекарство от свиного гриппа, было бы ещё полбеды. Посмотрите, какие меры ВОЗ предложила нам для борьбы с ВИЧ-инфекцией. На момент принятия в 1995 г. закона «О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека», ВИЧ/СПИД-пандемия уже 15 лет свирепствовала в мире. Её опасность была совершенно очевидна, накопился и неудачный опыт борьбы. Логично было обобщить его и задуматься, что можно, а что нельзя перенести на российскую почву. Нет! Главное, что требовали чиновники ВОЗ — исключить из противоэпидемических мероприятий любое обязательное тестирование на ВИЧ-инфекцию. Якобы это нарушает «права человека». Представляете: человек не предупреждён о своем статусе, не получает соответствующее лечение, его жизнь существенно сокращается, он, кстати, может невольно заразить близких, считая себя абсолютно здоровым. И это ВОЗ называет «правами человека»?! Если в 1995 году в России было около тысячи ВИЧ-инфицированных, то на сегодня инфекция поломала жизнь уже почти 500 тыс. россиян. Это цифра официальная, т.е. результат случайной выборки. Реальная цифра значительно больше. Заметьте, ВОЗ помалкивает.

— Понимаю ваш гнев, Михаил Васильевич, но мы отвлеклись от темы разговора.

— Вовсе нет! Когда спросите меня о спасительной вакцине против свиного гриппа, о которой ныне кричат на всех углах?

— Обязательно, обязательно спрошу!

— Я объясню, чем может быть чревата грядущая массовая вакцинация для сотен тысяч ВИЧ-инфицированных соотечественников.

Бизнес на эпидемиях

— Ещё совсем недавно ВОЗ, наши академики пугали Ужасом «атипичной пневмонии», затем ужасом птичьего гриппа. Вирус, вызвавший и ту и другую болезнь, они объявляли потомком «испанки». Пронесло. Теперь свиной грипп объявлен её родственником. Опять Ужас, ужас, ужас! Особенно старался академик Киселёв, помню, как же... А дальше следует: «Дайте денег, и мы создадим вакцину...» У них сегодня все вирусы — потомки «испанки». Даже коронаровирус, вызвавший атипичную пневмонию, и тот побывал в этой роли! Не удивлюсь, если завтра корь объявят «потомком». Им ведь без разницы, кто чей потомок! В нашей науке нет такого понятия, как «научная репутация». «Испанка» — бизнес, а «вирус» (не важно, какой!) — бренд для этого бизнеса.

Возбудители пандемии «испанки» и нескольких сот случаев «птичьего гриппа» среди людей — это вообще разные ветви вирусов гриппа. И с чего вообще взяли, что он «потомок»? Академики всерьёз заявляли, что вирус «испанки» якобы имеет происхождение от вируса птичьего гриппа на основании сходства нуклеотидных последовательностей. Это — безграмотность и подлог одновременно. Гены древнего происхождения всегда имеют между собой сходства у разных видов. Вы же, например, не поверите, если я скажу, что человек произошёл от гороха?

 — Конечно, не поверю!

— Но гены гороха и человека, кодирующие белки, участвующие в расплетании цепей ДНК, идентичны. Однако, на этом основании не пересматривают эволюционное учение в части, касающейся происхождения человека. Повторяю ещё раз, все «авторитетные» заявления, будто бы вирус, вызвавший «испанку», является производным от птичьего гриппа и что все пандемии на планете якобы были следствием распространения вируса птичьего гриппа — это чистейшей воды подлог, рассчитанный исключительно на широкую публику, не знакомую с научными исследованиями.

Руководители военных исследований в США по расшифровке генома вируса «испанки» Таунбенбергер и Рэйд никогда не писали, что их подопечный — производный от вируса птичьего гриппа. Они дорожат своей репутацией. Сравнив геном возбудителей пандемий XX века — «испанки», азиатского гриппа, гонконгского, русского, Таунбенбергер и Рэйд пришли к противоположному выводу — о наибольшем сходстве вирусов «испанки» и русского гриппа. Но русский грипп 1977-1978 годов не запомнился «деятелям науки» ничем, подо что можно шакалить деньги налогоплательщиков. Это была самая мягкая пандемия XX века.

Дезинформация в эпидемиологии уже превышает все разумные пределы. Учёный люд на нижних ступенях научной иерархии обхохатывается над заявлениями «верхов» о новой «испанке». Я не знаю ни одного специалиста из тех, с кем обычно обсуждаю эпидемиологические проблемы, чтобы он не понимал недавней аферы с птичьим гриппом и нынешней со свиным. А у народа возникает недоверие к эпидемиологии, вакцинам, к медицине вообще.

— Вот и помогите мне и читателям «Комсомолки» разобраться.

— Профанация проблемы гриппа, птичьего ли, свиного, — частный случай. Сегодня мы имеем дело с системой беспринципных научных профанаций, сменяющих одна другую, но постоянно поддерживающих источники наживы для связки «деятели науки» — чиновники-политики. Про Лысенковщину сталинского времени можно забыть, не тот масштаб. Это новое явление, которое ещё станет предметом исследования историков науки.

Первая информационная война, с чего всё и началось: так называемая борьба с биотерроризмом в 1990-х. Биотерроризм — дело опасное. Но как подавалась его «доступность»? В СМИ был вброшен домысел середины XIX века, что в 1347 г. хан Джанибек, вызвал чуму среди генуэзцев в Кафе (нынешняя Феодосия) путём забрасывания трупов людей, умерших от чумы. И так, якобы, началась «чёрная смерть» в Европе. Эту, неизвестную современникам «чёрной смерти» байку подали, как применение биологического оружия в 14 столетии. Навязывали вывод, что биологическое оружие можно создать даже в школьной лаборатории, оно доступно любым террористам, бен Ладену, Саддаму Хусейну. Кто только не верещал тогда о «мощном оружии бедных», о ложке ботулинического токсина, которой можно убить человечество! Деньги на «исследования» доступности биотерра текли полноводными реками. Натовцы под эту сурдинку развязали войну в Ираке, убили десятки тысяч людей.

— Согласен, та кампания действительно помогла «ястребам» Буша решить геополитические задачи, утверждая США, как единственную сверхдержаву. Но где тут источник наживы для чиновников, политиков?

— У Буша был любимый министр обороны Рамсфелд. Один из главных «ястребов», развязавший войну в Ираке. Он тесно связан с фармфирмой «Гилеад», которая держит патент на знаменитое лекарство от гриппа «тамифлю». О коммерческих интересах Рамсфельда давно пишет западная пресса. Перед войной в Ираке была осуществлена нелепая вакцинация солдат США от сибирской язвы. Почему Саддама обвиняли в подготовке войны с помощью сибирской язвы? Есть более страшные возбудители: чумы, сапа, мелиоидоза. И более эффективные для распространения в качестве агентов биооружия. Но о них — ни слова. Причина проста — в коммерческой реализации в США имеется только одна лицензированная вакцина. От сибирской язвы. Ею и прививали 2 млн. солдат.

— Защитили армию! А если бы Саддам сибирскую язву запустил?

— Вся грязь афёры в том, что та вакцина предназначена для защиты ветеринаров, контактирующих со скотиной. От биооружия — аэрозоля спор сибирской язвы — она не защищает. О чём известно чуть ли не с 1960-х. Просто Рамсфелду было известно ещё и то, что такого оружия у Саддама нет. Зато стоимость ежегодной вакцинации личного состава ВС США — 650 млн. долларов! Удавшаяся афёра по борьбе с биотеррором разожгла аппетиты политиков и «деятелей науки». Оказалось, что на эпидемии, как и на войне, можно нажить хорошие деньги.

Вторая эпидемиологическая профанация — так называемая, ВИЧ-вакцина. Создание такой вакцины в принципе невозможно. Но и на это выделяют гигантские суммы. Интересно то, что нам выдаётся до сих пор с высоких кафедр по поводу её применения, как будто она уже создана. Оказывается, всё просто — создадим вакцину и покончим с ВИЧ, как с натуральной оспой.

— Дуркуют коллеги.

— Дуркуют! Что-то типа: «Мы — идиоты, дайте нам денег!» Подчёркнуто нет никакого понимания того, что ВИЧ/СПИД-пандемия чем-то всё-таки отличается от вспышек натуральной оспы. И нет ни малейшего осознания собственной ответственности за судьбы миллионов людей, которым ВИЧ-инфекция ещё сломает жизнь. А ведь ещё в 1967 году, когда не было массовой практики профанации эпидемиологии, ВОЗ официально признала, что борьба с натуральной оспой не может вестись только сплошной вакцинацией населения. В Индии и Индонезии болезнь продолжала распространяться, несмотря на массовые прививки. Поэтому с 1967 года вакцинацию дополнили эпиднадзором. Выявляли больных натуральной оспой, изолировали их на 5 суток. За это время больной перестаёт быть заразным для окружающих. А всех, кто был с ними в контакте, вакцинировали. Только таким образом удалось поставить под контроль распространение этой опасной болезни. Но ведь невозможно изолировать по всему миру почти 50 миллионов человек с ВИЧ-инфекцией до конца их жизни. Так и нечего болтать столько лет про вакцину, которая якобы «покончит с ВИЧ, как с натуральной оспой».

Куда «мутируют» деньги

— Следующая информационная война, догадываюсь, — птичий грипп. Я писал, как зарабатывали Рамсфелд и его компаньоны-политики на лекарстве от этого гриппа, которое навязывала мировому сообществу ВОЗ. Ведь фирма «Гилеад» держит патент на это чудо-средство до 2016 года. (Подробнее см. «КП» от 11 и 18 июня и на нашем сайте).

— ВОЗ причастна к мистификации пандемии птичьего гриппа. Были весьма знаковые и одновременно безграмотные заявления её чиновников, обещавших до 150 млн. погибших, «если в результате мутации вирус птичьего гриппа H5N1 сможет передаваться от человека к человеку».

— Российские «деятели науки» говорили нам то же самое.

— Это сообщающиеся сосуды. Помню сюжет по ТВ, когда группа «заинтересованных товарищей» сидела вокруг тогдашнего первого вице-премьера России и «впаривала» ему, что вирус птичьего гриппа с минуты на минуту смешается неизвестно с кем, и тогда грядёт новая «испанка»! Сейчас та сцена вызывает у меня ассоциацию с сомалийскими пиратами, делящими выкуп за судно, сброшенный с вертолёта. Каждый должен отплыть к родным берегам хотя бы со 100 долларами в кармане. Вот так убивали отечественную эпидемиологию.

— А в чём был подлог?

— То, что пандемический вирус гриппа не может появиться в результате реассортации (смешения геномов) вирусов разного происхождения, было известно ещё в 1970-х. В мире не зарегистрировано ни одной крупной вспышки гриппа, которая была бы вызвана штаммами-реассортантами.

— То бишь, мутантами?

— Можно назвать и так. Все известные пандемии на планете вызывали уже циркулировавшие ранее штаммы вирусов гриппа. Об этом до начала нынешней профанации эпидемиологии гриппа знали ВСЕ! Монографии были написаны! И вдруг эти знания утратили разом. И ни один крупный российский эпидемиолог (даже в ранге академика РАМН) не выступил в те годы против профанации проблемы гриппа. Не объяснил руководству страны её суть. Ну не странно ли?

— А ведь на глазах у всей страны под этим предлогом уничтожалась птица, ценные породы птиц. А Академия наук ни слова...

— Совершенно верно! Мы платим налоги, мы содержим Академию наук, а что взамен? Общество c 2004 года пугали мифическим мутантом, стращали пандемией. А умерло во всём мире за эти годы менее трёхсот человек. В России — ни одного. Ясно же, что была афёра. Но куда мутировали деньги на борьбу с птичьим гриппом? Миллиарды долларов! В чьи карманы? Вопрос не праздный. В апреле лавочку закрыли. Пугальщики разом забыли про птичий грипп и с таким же энтузиазмом взялись за свиной. Он свалился, как снег на голову. Ощущение, что надо срочно закамуфлировать провал птичьей афёры.

— Как снег на голову — это вы зря. Его более полугода тупо не замечали в упор! Первые вспышки начались осенью 2008 года в Испании. Внимания к ним никакого. До субботы 24 апреля 2009 года. Утром мы включаем телевизор, а там! Бегут люди в респираторах! Звучат невероятные цифры гибели мексиканцев от новой «испанки». За два выходных дня мозги людей СМИ превратили в фарш. А в понедельник началось обрушение бирж, падение котировок одних акций, рост других. Тот, кто это организовал, неплохо заработал.

— Думаю, хорошо заработали экс-министр Рамсфелд и другие высокие держатели акций фирмы, владеющей патентом на тамифлю. Народ сразу кинулся за лекарством, которое рекламировал ВОЗ. Не зря же заговорили о заговоре фармацевтов. Были и другие игроки с большими деньгами, но это были крупные игроки. Самое худшее началось теперь — в теле умершей эпидемиологии завелись трупные черви. Начавшаяся пандемия гриппа никого не интересует в принципе, но интересы аферистов всех мастей совпали в глобальном масштабе. Нам предлагают играть роль безмолвных статистов, а потом заплатить из своего кармана за их праздник, да ещё и стать жертвами той самой «испанки», причины которой так и не были установлены. Вам это надо?

Только цифры

-   По данным ВОЗ, за 5 месяцев свиным гриппом в мире заболели 285 138 человек. Умерли 3635.

-   Ежегодно в мире сезонным гриппом заболевает около миллиарда человек. Умирает 3 миллиона.

-   В США за год с сезонным гриппом госпитализируют 226 тысяч человек. Умирает 36 тысяч. И никакой паники!

Кто есть кто

Михаил Супотницкий, 53 года. Микробиолог, кандидат биологических наук, старший научный сотрудник. С 1979 г. по 2006 г. работал на разных должностях в научно-исследовательских учреждениях Министерства обороны России (СССР), полковник запаса. Ныне эксперт одной из федеральных организаций, Москва. Автор книг «Микроорганизмы, токсины и эпидемии», «Очерки истории чумы», «Словарь генетических терминов», «Эволюционная патология» (о СПИДе). Область научных интересов: эволюционная и молекулярная генетика микроорганизмов; механизмы возвращения «забытых» и появление «новых» инфекционных болезней.

17.09.2009

http://www.kp.ru/daily/24362.3/546587/